Кабинеты Льва Толстого. С презрением к барству

Поляна фото

Не так давно мы писали о Достоевском, который обзавелся удобным кабинетом только под конец жизни, когда стал известным писателем и поправил свое очень скромное материальное положение. А вот уж кто мог позволить себе действительно неплохой кабинет, так это Лев Толстой, который происходил из знаменитого дворянского рода и с детства рос в достатке и даже в роскоши.

Однако кабинеты его совсем не отличались роскошью и изысканностью. В них было только самое необходимое для работы. Барский образ жизни Лев Николаевич презирал и не пускал его в свою жизнь. Хорошо известны два его кабинета — в Ясной Поляне и в Хамовниках. Предлагаю рассмотреть их поближе.

Усадьба в Хамовниках

В усадьбе в московских Хамовниках семейство Толстых по настоянию Софьи Александровны зимовало каждый год, на лето уезжая в Ясную Поляну. Всего они прожили здесь 19 зим (с 1882 года по 1901 год). Здание это старинное, построенное аж в 1805 году. После покупки дома Лев Николаевич распорядился его перестроить, чтобы  большая семья жила в комфортных условиях. В усадьбе надстроили комнаты второго этажа. В итоге,  получилось 16 комнат для родных и слуг.

Дом Толстых в Хамовниках, теперь там музей

Дом Толстых в Хамовниках, теперь там музей

Кабинет в Хамовниках — это светлая, простая комната, по обстановке похожая на современный офис. Здесь стоит массивный и просторный письменный стол с ящиками, кожаная мягкая мебель и книжный шкаф. Чем ни кабинет руководителя? Современники называли ее аскетичной и голой, хотя по нашим меркам она вполне обставлена, и где-то даже чрезмерно для ее небольших размеров.

Лев Толстой за работой в своем кабинете в Хамовниках

Лев Толстой за работой в своем кабинете в Хамовниках

Здесь стоит знаменитый стол с решеточкой, который изображен на многих портретах Толстого, в частности, на известном полотне работы Н.Н.Ге. Невысокая деревянная решетка из мелких точеных балясин, соединенных между собой по верху перильцами, идет по краю стола. Довольно необычная деталь, которой я прежде нигде не видела. Предназначена, видимо, для того, чтобы горы бумаг не обрушивались со стола. Полезная фича для писателя, стол которого был всегда завален рукописями и разнообразной справочной литературой. Его купил сам Толстой в августе 1881 года в Москве, на Тверской улице, где находилась тогда машинно-столярная фабрика Ф. Фламанского.

Кабинет Толстого в Хамовниках, наши дни

Кабинет Толстого в Хамовниках, наши дни

В своем кабинете Толстой убирался сам. Один из посетителей описывает кабинет как комнату, «куда до самого завтрака, т. е. 1 часа, никто не входит никогда, даже с утра он сам метет и убирает комнату. Это маленькая комнатка, аршина 4 вышины, стены почти совсем голые, только у стены, где входная дверь, небольшой ореховый шкаф с лексиконами и справочными кое-какими книгами; потом у окна большой письменный стол, тот самый…».

ТОлстой кабинет Хамовники

Если стол вполне вместителен и хорош для работы, то места для сидения обычно не были даже удобны, по крайней мере, по общепринятым меркам. Сидел Лев Толстой в лучшем случае на простом стуле, а то и на табуретке; бывало, что и на детском стульчике и даже на ящике. Все его рабочие стулья были низкими, он собственноручно подпиливал им ножки. Такая участь постигла, в частности, темный буковый стул с фанерным сиденьем, который и сейчас стоит в кабинете у стола. Детский стульчик (на котором Толстой сидел в Ясной Поляне) он тоже выбрал из-за того, что тот был ниже обычного стула. Дело в том, что Лев Николаевич страдал близорукостью, но очки не носил — низкие сиденья были нужны для того, чтобы бумаги лежали близко перед его глазами.

Портрет работы Н.Н.Ге, 1884

Портрет работы Н.Н.Ге, 1884

Толстой обладал колоссальной и физической, и умственной работоспособностью. Писатель Н. Иванов вспоминает, что не раз заставал в кабинете «великий беспорядок, свидетельствовавший о ночной работе «большого старика». Повсюду были видны «разложенные и раскрытые везде, и на письменном столе, и на столиках, и на диване книги и бумаги, не убранные с вечера. Книги были на разных языках…»

Толстой на коньках в Хамовниках, где сам заливал каток для детей, 1898

Толстой на коньках в Хамовниках, где сам заливал каток для детей, 1898

Правда, обычно в кабинете царил порядок. Когда Лев Николаевич не работал, он складывал рукописи в папки, а книги справочного характера — в книжный шкаф. Кроме того, вечерами и ночами он работал не много, чаще это было утро. «Наиболее напряженно Толстой занимался по утрам,— рассказывает Н. Н. Гусев.— Никто не входил к нему в это время его усиленной работы: ни родные, ни друзья. При его напряженной работе мысли ему… требовалась совершенная тишина». Устав писать за столом, он расставлял складной столик-пюпитр и продолжал работу стоя.

Ясная Поляна

Усадьба «Ясная Поляна» досталась Толстому еще в юности, при разделе имущества родителей, которых он потерял очень рано. Толстой обожал Ясную Поляну и жизни без нее себе не представлял. Это настоящая барская усадьба. Кроме главного, господского дома, здесь был флигель для гостей, дом прислуги и другие надворные постройки, а также парки с каскадом прудов, фруктовые сады, лесные участки.

Толстой у крыльца яснополянского дома, 1898

Толстой у крыльца яснополянского дома, 1898

Здесь, в лесу «Старый Заказ», в полукилометре от дома, в ноябре 1910 года был похоронен Лев Толстой. В «Воспоминаниях» Лев Николаевич писал о том, как его старший брат Николенька объявил, что «у него есть тайна, через которую, когда она откроется, все люди сделаются счастливыми и будут любить друг друга. Тайна эта написана им на зеленой палочке, и палочка эта зарыта у дороги на краю оврага в яснополянском парке». Считается, что именно в память о старшем брате, которого он очень любил, Толстой просил похоронить его здесь, на краю оврага, на «месте «зеленой палочки».

Кабинетом могла послужить и опушка яснополянского леса, И.Репин, 1891

Кабинетом могла послужить и опушка яснополянского леса, И.Репин, 1891

Четыре комнаты в доме писателя в разные годы служили ему рабочим кабинетом. Основным считается кабинет, где он проработал в общей сложности около 15 лет. По времени он самый первый – с 1856 г. по 1862 г., и самый последний – с лета 1902 до 1910 года.

Лев Толстой работает в комнате под сводами, картина И.Репина, 1891

Лев Толстой работает в комнате под сводами, картина И.Репина, 1891

Еще один кабинет — в так называемой комнате со сводами, бывшей кладовой, остался на картине Репина. Она вообще не похожа на кабинет. Впечатление усугубляют косы, лопаты и прочий инструмент, стоящий тут и там. Лев Николаевич, как мы видим, сидит даже не на стуле, а на низкой скамье, подогнув под себя ногу. Здесь было прохладно даже в самый жаркий день и очень тихо. Видимо, это и привлекало сюда писателя.

В яснополянском кабинете Толстой работал, сидя на детском стульчике

В яснополянском кабинете Толстой работал, сидя на детском стульчике

Основной кабинет Льва Николаевича в Ясной Поляне противостоит строгости кабинета в Хамовниках. Он более заполненный, заставленный, даже захламленный разными мелочами, предметами мебели, некоторые из них тут совершенно лишние. Он не такой стильный и кажется не вполне обустроенным для серьезной работы. Но оттого он и более уютный, домашний. С кабинетом в Хамовниках его роднит одно — вся обстановка здесь скромна и проста, нет в ней роскоши и изысканности, все призвано служить писателю и не более того.

Толстой за круглым столиком в своей знаменитой позе, рисунок И.Репина

Толстой за круглым столиком в своей знаменитой позе, рисунок И.Репина

Письменный стол в кабинете небольшой. Писателю этот стол из персидского ореха отчего-то нравился, и он просил переносить его во все комнаты, служившие ему кабинетами, вместе с диваном. За этим столом Толстой создал около 200 произведений, среди них романы «Война и мир» и «Анна Каренина». Порой Лев Николаевич работал не за письменным столом, а за небольшим круглым столиком в углу.

А.В. Моравов, 1909. Толстой работает за круглым столиком в углу

А.В. Моравов, 1909. Толстой работает за круглым столиком в углу

Фото 1909г.

Фото 1909г.

На письменном столе выделяется глыба пресс-папье из зеленого стекла, подаренная Толстому  рабочими Мальцевского хрустального завода в год отлучения его от церкви (1901). На глыбе монограмма и надпись золотом: «Вы разделили участь многих людей, идущих впереди своего века, глубокочтимый Лев Николаевич! И раньше их жгли на кострах, гноили в тюрьмах и ссылке. Пусть отлучают Вас, как хотят и от чего хотят фарисеи «первосвященники». Русские люди всегда будут гордиться, считаться Вас великим, дорогим, любимым».

Пресс-папье от рабочих – справа на столе

Пресс-папье от рабочих – справа на столе

Некоторые письменные принадлежности со стола попали в рассказы и романы Толстого, например, пресс-папье с собачкой. «На письменном столе она увидела знакомое ей пресс-папье с бронзовой собачкой”, – пишет Толстой в «Воскресении». Это пресс-папье было особенно дорого писателю, оно принадлежало воспитавшей Льва Николаевича «тётеньке» Т.А.Ергольской и всегда стояло у неё на столе.

Портрет работы В. Мешкова, 1910. Здесь изображен столик-пюпитр, за которым Толстой порой работал стоя

Портрет работы В. Мешкова, 1910. Здесь изображен столик-пюпитр, за которым Толстой порой работал стоя

В ящиках этого письменного стола до сих пор хранятся ручки Толстого со следами чернил, карандаши, ножи для разрезания книг и несколько нераспечатанных писем, пришедших в Ясную Поляну после его ухода и смерти.

Пресс-папье с собачкой

Пресс-папье с собачкой

Примечательно, что «Сикстинскую Мадонну» Рафаэля мы встречаем в кабинете великого русского писателя уже не в первый раз. Репродукция ее до сих пор висит над столом Ф.Достоевского в музее-квартире писателя. Для Достоевского она являла наивысший образец красоты и духовности. А для Толстого образ Мадонны заменял образ матери. Она умерла, когда маленькому Льву было всего 2 года, от нее не осталось ни одного изображения. В “Сикстинской Мадонне” Лев Толстой видел женщину, добрую и любящую, именно такую, какой представлял себе свою мать.

Примечательно, что «Сикстинскую Мадонну» Рафаэля мы встречаем в кабинете великого русского писателя уже не в первый раз. Репродукция ее до сих пор висит над столом Ф.Достоевского в музее-квартире писателя. Для Достоевского она являла наивысший образец красоты и духовности. А для Толстого образ Мадонны заменял образ матери. Она умерла, когда маленькому Льву было всего 2 года, от нее не осталось ни одного изображения. В “Сикстинской Мадонне” Лев Толстой видел женщину, добрую и любящую, именно такую, какой представлял себе свою мать.

 

Share and Enjoy:
  • Print
  • Digg
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Facebook
  • Yahoo! Buzz
  • Twitter
  • Google Bookmarks