Искусство мебельщика или таксидермиста? Мебель Мишеля Хайярда

Сложно сразу разобраться, какие чувства вызывает эта мебель — отвращение или восхищение. Хотела бы сказать «прекрасно», но язык не поворачивается — до того уродливо! J Мебель француза Мишеля Хайярда (Michel Haillard), несомненно, сделана очень искусно и даже изощренно. Однако результат не похож ни на что. Фантасмагорическая зооморфная мебель, опасная и хищная. Эпатаж и вызов.

Для изготовления своей мебели Мишель Хайярд использует материалы, из которых довольно часто делают мебель — кожу, шкуры, кость. Материалы все, правда, довольно редкие — кожа крокодила и страуса, шкуры зебры, кость, множество рогов. Но и этим сегодня никого не удивишь. Удивляет форма — она настолько далека от традиционной, что это задевает и шокирует. Всем своим креслам, диванам, столикам и шкафам Хайярд придает форму нарочито ассиметричную, «живую», анималистическую.

Кожу и мех дизайнер обрабатывает минимально, сохраняя их недостатки, которые в обычной мебели ни за что не увидишь. Для Мишеля эти недостатки — пупырчатая или растянутая кожа, шрамы и даже жизненно важные отверстия – это, наоборот, достоинства, одна из главных «фишек» мебели. У зебры мы видим спинку и хвостик. У крокодила — лапы. У страуса на том же месте, что и при жизни, торчит пышный хвост. По тому, как хорошо сохранены или переданы очертания тел животных, можно даже сказать, что местами это таксидермия (искусство делать чучела животных).

Даже тем частям мебели, которые сделаны из дерева или металла, Хайярд придает зооморфные черты: ножки стола или комода изогнуты совсем как лапки животного. А рога — это вообще отдельная история. Их очень много. Острые и опасные, они придают мебели нечто демоническое. Недаром некоторые думают, что именно такая мебель должна стоять в покоях сатаны.

Лично у меня (может быть, я слишком впечатлительна) мебель эта оставила ощущение страдания и боли. В ассоциативный ряд выстраиваются пытки, дыба, служения темных культов. Настоящий House of Pain, право слово. Такая мебель — для нашей темной половины, которая загнана в глубины подсознания. Но кто знает: она может вдруг вырваться из-под тонкой оболочки, созданной цивилизацией, и под грохот тамтама потащить нас охотиться и упиваться кровью. Вот такие вот ассоциации.

А начиналось все, как ни странно, с детских мультиков. Мишель Хайярд (родился в 1959г.) окончил парижскую Высшую школу современного искусства. В 1980 году, в 31 год он начал работать художником-мультипликатором. Роман с мультипликацией продолжался до 1991 года. Хайярд написал сценарии к бесчисленным мультфильмам, произведенным разными французскими студиями. В конце 80-х-начале девяностых он работал режиссером и художником-мультипликатором популярного французско-канадского мультсериала про рыбок «Шарки и Джордж». И вдруг резкая перемена — буквально через год после окончания последней, 104-серии мультика, он участвует в первой художественной выставке, представляя свои анималистические скульптуры. Занятие скульптурой плавно переросло в увлечение хищной мебелью.

Хайярд на одном из своих рогатых стульев и табуретка-бедная овечка

Вот, кстати, что говорит сам дизайнер о своей мебели: «Работа с редкими и ценными животными материалами — это способ возвысить зверей и защитить от опошления, с которым наше общество относится к ним, со спокойной совестью считая животных просто сырьем. Это дань животному началу, четкая позиция против доминирования человека над зверем… Каждый мой предмет мебели, подчеркивающий особенности животного — это праздник ускользающей красоты природы, силы жизни.» (с официального сайта www.michel-haillard.com)

Прочитав это, я немного по-другому посмотрела на творчество Хайярда. Действительно, эту мебель невозможно воспринимать абстрактно, отдельно от животного, как мы привыкли. Мы же не думаем о бедной овечке, когда одеваем перчатки… А здесь невозможно отделаться от ощущения, что кресло сделано из животного, которое когда-то было живым, сильным и быстрым. Пусть человек и возомнил себя царем природы, но, окажись он один на один с крокодилом или буйволом, скорее всего, поведет себя не по-царски. Таким вот образом Мишель Хайярд ставит человека на место, чтобы тот не зазнавался. Сложно, правда, судить, насколько он искренен. Не просто ли это красивая поза для того, чтобы мебель лучше продавалась?

Share and Enjoy:
  • Print
  • Digg
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Facebook
  • Yahoo! Buzz
  • Twitter
  • Google Bookmarks