Стул-учитель и кресло-маньяк. Мебель в литературных произведениях

Не думай о диванах свысока! Между прочим, они годны не только на то, чтобы покоить наши бренные конечности. Они способны стать героями литературных произведений! Мы уже поговорили о неисчислимом множестве видов, стилей и дизайна мебели. Обсудили аспекты ее изготовления, цены, качества и комфорта. Однако, не задумывались о том, что она может еще и вдохновлять.

Итак, сегодня предлагаю вспомнить (а кому-то — узнать:) о том, героями каких захватывающих, смешных и даже пугающих книг становились наши привычные стулья, кресла, диваны и шкафы. Не буду касаться детских сказок. Уж там сплошь и рядом ковер летает, печка ездит, а то и «за окошко вывалился стол и пошел-пошел-пошел-пошел». И даже «вдруг из маминой из спальни кривоногий и хромой, выбегает умывальник». И так далее… Поговорим лучше о взрослых книгах. Вы, я уверена, уже догадались, что самым известным произведением на мебельную тему являются «12 стульев»  Ильфа и Петрова. Двенадцать шикарных гамбсовских стульев

Ильф и Петров за работой

Несмотря на то, что гарнитур из 12 стульев тут играет вспомогательную, вовсе не главную роль, именно он провел героев книги — Остапа-Сулеймана-Берту-Марию-Бендер-Бея и Кису Воробьянинова через всю страну и множество приключений и афер. Но бедные стулья пали жертвой бриллиантовых амбиций, безжалостно кромсаемые ножами, раздираемые руками и даже зубами. А стулья, между прочим, были замечательные. Как про них говорила умирающая теща Кисы?

«- Ипполит, — повторила теща, — помните вы наш гостиный гарнитюр?
- Какой? — спросил Ипполит Матвеевич с предупредительностью, возможной лишь к очень больным людям.
- Тот… Обитый английским ситцем в цветочек…
- Ах, это в моем доме?
- Да, в Старгороде…
- Помню, я-то отлично помню… Диван, двое кресел, дюжина стульев и круглый столик о шести ножках. Мебель была превосходная, гамбсовская… А почему вы вспомнили?»

Киса Воробьянинов и Остап Бендер кромсают шикарный гамбсовский стул

Гамбсовская мебель! Теперь стулья жалко вдвойне. Превосходная, прочная и изящная мебель фабрики Гамбса славилась по всей России. Какую-то другую мебель авторы романа просто не могли упомянуть. Гамбсовская мебель была лучшим показателем процветания семьи Воробьянинова до революции…

Пожалуй, в 19 веке и в начале 20-го не было в России более известной мебельной фирмы. Это поистине история успеха. Мастерскую основал молодой немецкий мебельщик Генрих Гамбс в конце 18 века. Уже к 1910 году модные и качественные изделия принесли ему славу и право именоваться «придворным мебельщиком».

Китайский зал Екатерининского дворца, обставленный гамбсовской мебелью, акварель Э.Гау

Как-то мы уже писали о Гамбсе в одном из постов, посвященных истории мебельного дела в России. Выросшее до внушительных размеров дело отца продолжили его сыновья, и фабрика «держала марку» вплоть до самой революции, изготавливая знаменитые гарнитуры из ореха округлых форм на изогнутых ножках. Такая мебель обивалась кожей или ситцем высокого качества. Успешный бизнес постигла печальная судьба злосчастного гарнитура из «Двенадцати стульев» вскоре после революции.

Зловещий человек-кресло

Герой произведения японского писателя Эдогавы Рампо — кресло, вернее, человек-кресло. Имя писателя не кажется вам смутно знакомым? Это псевдоним, который японец Таро Хираи взял в честь своего любимого писателя Эдгара Аллана По. Из этого уже можно догадаться, что рассказ о человеке-кресле, который так и называется «Человек-кресло», будет загадочным и готично-пугающим.

Эдогава Рампо

Это рассказ о мастере, делающим потрясающе-комфортные и очень красивые кресла, которые расходились по самым богатым и знатным домам. Одиночество и любопытство однажды толкнули мебельщика, отличающегося, кстати, редким уродством, на странный замысел. Изготавливая роскошное массивное кресло для преуспевающей гостиницы, он устроил в нем тайник для себя. Тайник был сделан так, что тело мастера буквально повторяло очертания кресла, а руки были спрятаны в подлокотники. Таким образом, пошевелиться японец не мог, а человек, желающий отдохнуть в кресле, усаживался ему буквально на колени.

Кресло привезли в гостиницу, и у мебельщика началась тайная и странная жизнь. Ночью он вылезал из своего кресла, ел и гулял по коридорам гостиницы, забавляясь своим новым положением. Однако, скоро это превратилось в некое наваждение, поскольку он стал получать новые, неизведанные ощущения, полюбив держать на своих коленях и буквально обнимать юных, прекрасных женщин, на которых в обычной жизни не посмел бы поднять глаза. Забросив работу и свою мастерскую, не давая о себе знать ни родным, ни ученикам, он месяцы проводил в своем кресле, жадно разглядывая и осязая женщин-постоялиц гостиницы — ухоженных и богатых европеек и японок. Мыщцы его атрофировались, и ночью он уже не гулял, а ползком передвигался по коридорам, как отвратительное насекомое. И вот как-то кресло из гостиницы перевозят в частный дом, где человек-кресло встречает настоящую любовь — прекрасную японку. Она обожает нежиться в необыкновенно удобном кресле, а человек-кресло согревает ее своим дыханием и тихонько покачивает в объятьях, пока красавица не заснет.

Анонимное письмо от мебельщика, который пересказывает свою пугающую историю, получает популярная писательница Ёсико, в дом которой недавно было привезено шикарное кресло. В нем она полюбила работать и так сладко засыпала по вечерам…

Не оглянулись вы в ужасе на свое кресло? :) Нет? И правильно — в современных офисных креслах даже таракану негде спрятаться, не то что мебельщику-японцу. Не чета старинным креслам, рассчитанным на просторные комнаты и службу нескольким поколениям хозяев.

Возможно, в таких величественных креслах мог бы спрятаться мебельщик-маньяк

Или вот в таком кресле из серии Брюссель из ассортимента «Юнитекс»

Кресло «Панорама» тоже достаточно вместительное :)

Почему-то героями художественных произведений чаще всего становятся стулья, кресла и прочие приспособления для сидения. Возможно, потому что они ближе всего человеку?:) Так сказать, стул — друг человека. Есть еще правда, серия книг Клайва Льюса про Нарнию, в которых фигурирует шкаф. Одна из книг так и называется «Лев, колдунья и платяной шкаф». Но шкаф там играет совсем уж незначительную роль, выполняя роль портала в волшебный мир Нарнии.

Плетёный учитель рисования

Герман Гессе

А вот плетёное кресло из рассказа Германа Гессе было намерено научить начинающего художника перспективе. Молодой человек сидел в своей мансарде, мечтал о славе великого художника и читал книги о судьбе известных людей, вместо того, чтобы рисовать и рисовать, не покладая рук. В одной из книг о знаменитом голландском художнике он наткнулся на упоминание о том, что тот рисовал самые незначительные предметы — деревянные башмаки, соломенный стул — с такой любовью и старательностью, что картины эти его прославили. Впечатленный юноша огляделся в поисках такого же незначительного предмета и заметил плетеный стул.

Решив, что стул прекрасно подойдет для его целей, молодой человек стал зарисовывать его, однако столкнулся с тем, что его произведение мало напоминает реальный предмет. Юноша страшно рассердился. Но тут стул обрел дар речи, и начал объяснять основы перспективы. Однако герой рассказа не пожелал слушать какой-то там жалкий стул. А тот и не настаивал.

Возможно, этим Гессе хотел сказать, что самые простые вещи могут научить нас многому. Нужно только внимательнее относится к окружающей нас действительности и извлекать уроки из событий повседневности!

Прислушайтесь к своей мебели. Может быть, и она может посоветовать вам что-то стоящее. Стул может подсказать, как быть стойким в невзгодах, шкаф — как привести в порядок мысли, кресло — как окружить близким комфортом и любовью. :)

Share and Enjoy:
  • Print
  • Digg
  • StumbleUpon
  • del.icio.us
  • Facebook
  • Yahoo! Buzz
  • Twitter
  • Google Bookmarks